BelarusianEnglishRussian

Меню

Главная
Жизнь колледжа
О колледже
Наши достижения
Задачи и функции
История
Материальная база
Общежитие
Газета "Колледж-экспресс"
Абитуриенту
Специальности и квалификации
Приём абитуриентов
Ход приема документов
Уровень ПТО
Уровень ССО
Правила приёма
План приёма ПТО
План приёма ССО
Документы
Льготы при поступлении
Советы психолога
Архив приемной комиссии
Результаты приемной комиссии 2017
Методическая работа
Инновационная деятельность
Ресурсный центр
Уровни образования
Уровень ПТО
Уровень ССО
Учащимся
Требования к учащимся
Расписание занятий
Расписание звонков
Уровень ССО
Централизованное тестирование
Полезное
Заочникам
Методические пособия
Преддипломная практика
Дополнительное образование
Выпускнику
Воспитательная и идеологическая работа
Программы
Учащимся
Родителям
Педагогам
СППС
Внеучебная деятельность
Общественные организации
Ученическое самоуправление
Фотогалерея
Одно окно
Вышестоящие организации
Руководство колледжа
Разное
Выпускникам
Услуги
Потребность в кадрах
Система "Расчет"
Полезные ссылки
Контакты
Гостевая книга
Форум

F S

Изданию библии Франциска Скорины 500 лет

            Франциск Скорина, который жил и творил на ниве христианского просвещения в эпоху европейского гуманистического Ренессанса (первая половина ХVІ века), глубоко почитаем в Беларуси. Однако многое из жизни великого гуманиста до сих пор покрыто тайной.

Несколько столетий исследователи изучают загадку личности, пытаются воспроизвести этапы жизни и творчества издателя и комментатора первой печатной Библии на старобелорусском языке, адресованной не только белорусам, но и всем восточнославянским народам. Библия Скорины вышла раньше немецкой Мартина Лютера и почти на полстолетия опередила польских и российских издателей. Но и сегодня жизнеописание великого просветителя обозначено только пунктирно. Неизвестны точные даты его рождения и смерти, место захоронения, весьма противоречивы сведения о вероисповедании. А ведь поиски вели десятки пытливых умов, так как значение Скорины для развития европейской письменности трудно переоценить.

Белорусский просветитель и первопечатник Франциск Скорина родился, по его же выражению, в «славном месте Полоцке», в купеческой семье. Относительно даты рождения единства мнений нет. Большинство исследователей склоняется к 1490-му году – именно он был определен при праздновании 500-летия со дня рождения первопечатника. 1990-й был объявлен ЮНЕСКО годом Скорины. Обоснованием данной версии служит достоверный факт, что в 1504 году Скорина поступил в университет польского города Краков на факультет свободных искусств, куда принимали по достижении 14 лет. Обнаруженные более ста лет назад акты засвидетельствовали, что спустя два года он был удостоен ученой степени бакалавра. По некоторым данным, это довольно солидное по тем временам образование позволило юноше стать секретарем короля Дакии. С той поры короли довольно часто встречаются на его пути, но об этом попозже.

Материально юноша не нуждался: отец торговал пушниной и шкурами во всей Европе, а после его смерти дело перешло к старшему сыну Ивану.

Через несколько лет Франциск оказывается в Италии, где в 1512 году после сдачи установленных экзаменов при Падуанском университете получает звание доктора медицины. Сохранились записи протокола экзамена, где, в частности, говорится: «Он проявил себя столь похвально и превосходно во время строгого испытания, излагая ответы на заданные ему вопросы и отвергая выдвинутые против него доказательства, что получил единодушно одобрение всех присутствующих ученых без исключений и был признан обладающим достаточными знаниями в области медицины». Позднее он сам себя всегда будет именовать: « в науках и лекарстве учитель», «в лекарских науках Доктор», «ученый» или «избранный муж».

При финансовой поддержке белорусских меценатов Ф. Скорина основывает в столице Чехии Праге типографию. 6 августа 1517 года выходит Псалтырь, затем почти каждый месяц издается новая книжка Библии. За два года он издал 23 иллюстрированные книги. На заре книгопечатания (Гуттенберг изобрел наборную печать лишь в середине ХV века) такой темп был невозможен без предварительной подготовки. Вероятно, Скорина уже имел рукопись всех книг Библии в своем переводе на родной язык, чем и занимался несколько лет после учебы в Италии.

Изданная Ф. Скориной Библия в его переводе на старобелорусский язык – уникальное явление. Написанные им предисловия и послесловия запечатлели необычное для той эпохи развитое чувство авторского самосознания, патриотизма, дополненное несвойственным для древнего мира, но характерным для христианина чувством историзма, осознанием неповторимости каждого события жизни.

Восхищает и оформление книг Скорины. В первую белорусскую Библию издатель включил почти полсотни иллюстраций. Многочисленные заставки, иные декоративные элементы, гармонирующие с версткой страниц, шрифтом и титульными листами. В его пражских изданиях – множество орнаментальных украшений и около тысячи графических инициалов. Позже, в изданиях, выпускаемых на родине, он использовал таких инициалов более тысячи.

Уникальность первой белорусской Библии также в том, что издатель и комментатор поместил в книгах сложный по композиции и символическому смыслу свой портрет. По мнению некоторых исследователей в символических гравюрах зашифрована догадка о гелиоцентрической системе… Если вдуматься, это не вызывает большого удивления. У Франциска Скорины много общего с Николаем Коперником. Примерно в одно и то же время они учились не только в Польше, но и Италии. Оба изучали медицину. Возможно, и встречались. Но главное в ином. Ф. Скорина и Н. Коперник являются основоположниками нового времени, они оба были порождением одной и той же духовно-исторической среды.

Книги Ф. Скорины – уникальное явление мировой культуры: полного собрания его оригинальных изданий нет ни в одной библиотеке мира. Чешские издания (23 книги) стали общедоступными после их факсимильного воспроизведения издательством «Белорусская энциклопедия» в начале 1990-х. В 2003 году по инициативе немецкого слависта Ганса Ротэ осуществлено факсимильное переиздание с теоретическими и текстологическими комментариями еще более редкого издания Ф. Скорины «Апостола».

Трудно однозначно ответить, почему именно чешская Прага была избрана Скориной для осуществления задуманного. Некоторые исследователи выдвигают гипотезу, что белорусский просветитель каким-то образом был связан с белорусско-польской королевской династией Ягеллонов, а во время пребывания Франциска Скорины в Праге, чешским владыкой был Ягеллон Людвиг 1. Династия Ягеллонов сыграла значительную роль в жизни Европы. А все началось с венчания короля Ягеллы с княжной Софьей Гольшанской в Новогрудке – ныне районный город в Беларуси. Наследники Ягеллы на протяжении всей средневековой истории заключали династические браки с королевскими и царскими дворами.  Белее того – царский дом Романовых тоже ведет начало от Ягеллонов.

Хотя, возможно, не симпатии короля сыграли главную роль в выборе места печатания, а ранее изданная чешская Библия, которую Ф. Скорина избрал за образец.

Где находилась типография белорусского первопечатника, к сожалению, неизвестно. В Праге в канун 480-летия белорусского книгопечатания открыт памятник Франциску Скорине и установлена памятная доска.

Около 1521 года Скорина возвратился на родину, основал в Вильно первую восточнославянскую типографию. Уже в следующем году издает «Малую подорожную книжку», где объединил Псалтырь, тексты церковных служб и гимнов, а также астрономический церковный календарь. В марте 1525 г. там же выпустил «Апостол» (Деяния и послания апостолов). С этой книги спустя 40 лет начали в Москве российское книгопечатание Иван Федоров и Петр Мстиславец, оба уроженца Беларуси.

Почти десять лет Скорина совмещает две должности – секретаря и врача – у виленского епископа (внебрачного королевского сына). Одновременно не покидает издательские дела, с братом занимается торговлей. Не прекращает Ф. Скорина путешествовать. Он наведывается в Виттенберг к основателю немецкого протестантизма Мартину Лютеру. Как раз в это время (1522–1542 г.г.) основатель лютеранства переводил на немецкий язык и издавал протестантскую Библию. К тому же, он был доктором теологии, а Скорина глубоко интересовался социально-правовыми, философскими и этическими проблемами в контексте библейского учения. Однако сближения между ними не состоялось. Более того, Лютер заподозрил в белорусском первопечатнике католического миссионера, а также вспомнил пророчество, что ему грозят чары, и покинул город.

Вообще много схожего в этих судьбах. Мартин Лютер, издав протестантскую «Библию» на немецком языке, фактически канонизировал его. То же самое можно сказать о роли Франциска Скорины в формировании белорусского языка. Более того – бесспорно влияние его книг и на русский язык.

Примерно в то же время, когда Ф. Скорина посещал М. Лютера, он побывал в Москве с просветительской миссией. Вероятно, он предложил свои книги и услуги как издателя и переводчика. Однако по приказу московского князя был изгнан из города, а привезенные им книги публично сожжены как «еретические», поскольку были изданы в католической стране. Не вызывает сомнения, что часть из них все же сохранилась. Но влияние белоруса Ф. Скорины на формирование русского языка в большей мере произошло позже –посредством издания книг в Московии И. Федоровым и П. Мстиславцем, которые использовали в своей работе труды соотечественника.

Вскоре Ф. Скорина по приглашению последнего магистра Тевтонского ордена прусского герцога Альбрехта посещает Кенигсберг. Однако в это время в Вильно во время пожара, уничтожившего две трети города, сгорела типография Скорины. Пришлось, несмотря на гнев герцога, возвращаться. Драматические события на этом не закончились. Во время пожара погибла его жена. Годом раньше умер старший брат, наследник коммерческого дела отца. Его кредиторы, польские «банкиры», предъявили долговые претензии Франциску, и он оказался в тюрьме. Правда, через несколько недель королевским указом был освобожден, взят под королевскую опеку, юридически приравнен к шляхетскому (дворянскому) сословью. Монарх выдал ему специальную привилегию: «Пусть никто кроме нас и наследников наших, не имеет права привлекать его к суду и судить, какой бы не была значительной или незначительной причина его вызова в суд…».

Издательская и просветительская деятельность не принесли Ф. Скорине дивидентов, скорее истощили его первоначальный капитал. Умирает и покровитель – виленский епископ. Франциск отправляется в Прагу, где становится садовником у короля Фердинанда І Габсбурга, который позже станет императором Священной Римской империи. Можно задаться вопросом: что за необычное превращение врача и издателя в садовника? Объяснение простое: скорее всего Ф. Скорина был ботаником-садоводом. В те времена медицинское образование включало в себя и познания в области ботаники. По некоторым архивным данным Скорина в Праге специализировался на разведении цитрусовых и трав для врачевания.

Сохранилась переписка чешского короля со своим секретарем, из которой выясняется, что «итальянский садовник Франциск» (так называли там Ф. Скорину) служил не до конца своих дней, а только до июля 1539 года. Именно тогда король удостоил его прощальной аудиенции.

Спустя 13 лет Фердинанд издал грамоту, в которой сообщалось, что «доктор Франтишек Рус Скорина из Полоцка, который некогда жил, наш садовник, в этом королевстве Чешском был чужестранцем, – сошел на вечный покой и оставил после себя сына Симеона Руса и определенное имущество, бумаги, деньги и прочее, ему принадлежащее». Король приказал всем служащим государства помогать сыну Скорины при получении наследства. Архивы свидетельствуют, что Симеон унаследовал и искусство отца: был практикующим врачом и садовником.

Чем занимался перед смертью «Франциск из славного места Полоцка», возвратился ли он к издательскому делу, история умалчивает.

  

         
         
HTML hit counter - Quick-counter.net